Пресс-конференция




Комментарии:

  1. Аноним:

    По поводу заключения договора на поставку интинского угля между ТГК-9 и ОАО «Шахта «Интинская». Почему вы не скажите, из-за чего не был заключен договор? ТГК-9 были согласны на заключение договора по цене 1450 руб, но собственник Интаугля составил договор так, что любой бы отказался от такого предложения. На предложенных условиях, невозможно было выстраивать конструктивные отношения между организациями. Поэтому, ТГК было вынуждено заключить договор на поставку воркутинского угля. Не надо валить все на ТГК, надо было раньше лобировать интересы Интаугля на взаимовыгодных условиях.

  2. Шахтер:

    +100

  3. Денис Баженов:

    И ещё. Для тех, кто забыл, как было на самом деле. С достижениями шахтёрских профсоюзов.
    11 июля 1989 года в г. Междуреченске Кемеровской области началась массовая забастовка всех угледобывающих предприятий города. Шахтеры вышли на центральную площадь и, избрав забастовочный комитет, начали круглосуточный митинг. Начались переговоры с министром угольной промышленности СССР. По истечении нескольких дней забастовка была поддержана большинством угольных предприятий Кузбасса. 17 июля 1989 г. шахтерами был сформирован Кемеровский областной стачечный комитет. Комиссия ЦК КПСС, Правительство СССР и ВЦСПС была вынуждена садиться за стол переговоров с этим комитетом.
    На сессии Верховного Совета СССР выступил Президент СССР М.С. Горбачев, который назвал требования шахтеров Кузбасса «справедливыми» и заявил, что ЦК КПСС и Правительство СССР могут дать «твердые гарантии удовлетворения требований шахтеров Кузбасса».
    Это выступление вызвало волну новых шахтерских забастовок, но уже по всей стране. В считанные дни забастовка охватила другие основные угледобывающие регионы СССР – Донбасса, Воркуты и Караганды.
    Во всех шахтерских регионах огромной страны забастовки проходили по одной схеме, что очень сильно озадачивало и руководство отрасли, и Политбюро ЦК КПСС.
    Ранее отдельные забастовки проходили на различных предприятиях, но они не имели столь массового характера и такой организации, как в шахтерских регионах. Председатель КГБ СССР Чебриков докладывал на одном из заседаний Политбюро в конце лета 1989 года, что разного рода забастовки происходят в 46 областях страны. «Надо разрушать эту структуру», – говорил о забастовочных (стачечных) комитетах Председатель КГБ (1). Санкцию на «разрушение» стачкомов ни КГБ, ни МВД не получили. Политбюро ЦК КПСС просто не знало, что делать, и даже, что говорить по поводу неожиданно развернувшегося в стране рабочего протестного движения, основу которого составляли шахтеры. Параллельно с рабочим движением в СССР нарастало национальное движение, и оно вызывало у М.С.Горбачева и у ЦК КПСС гораздо большее беспокойство.
    Шахтерские забастовки продолжались более двух недель, лишь в конце июля они закончились.
    Шахтеры, после окончания забастовки, сохранили забастовочные (рабочие) комитеты в городах и регионах. Они стали органами контроля со стороны рабочих за выполнением Постановления Совета Министров СССР от 3 августа 1989 г. № 608 «О мерах по обеспечению выполнения совместных решений, принятых правительственными комиссиями с участием ВЦСПС и забастовочными комитетами трудящихся угольных регионов страны» и региональных соглашений.
    КСТАТИ, ДО СИХ ПОР ШАХТЕРЫ ПОЛЬЗУЮТСЯ ТЕМИ ЗАВОЕВАНИЯМИ, КОТОРЫЕ ОНИ ДОБИЛИСЬ В ИЮЛЕ 1989 г.- НОЧНЫМИ, ХОДОВЫМИ, ОТПУСКАМИ….
    Забастовочные (рабочие) комитеты шахтеров в 89-90 годах были фактически параллельными структурами власти. Ни одно важное решение на предприятии или в местных органах власти не принималось без согласования с ними.
    Забастовочные (рабочие) комитеты попытались изменить и работу профсоюзов. Выражая мнение шахтеров, они требовали от выборных профсоюзных работников перестроить свою работу, выйти из-под влияния КПСС, руководства предприятий и встать на сторону рабочих. Однако профсоюзы отказались перестраивать свою работу. Тогда представители забастовочных (рабочих) комитетов приняли решение о проведении всесоюзного съезда шахтеров.
    16-17 июня 1990 года в городе Донецке прошел первый, в истории СССР, съезд рабочих организованный самими рабочими. Подавляющее большинство делегатов были рабочие – в составе съезда на 80% были делегаты из рабочих и около 17% делегаты от инженерно-технического персонала.
    Обсудив ситуацию в стране, в угольной отрасли и в профсоюзах I-й съезд шахтеров СССР пришел к выводу, что шахтерам нужно иметь постоянно-действующее соглашение с Правительством. Съезд проголосовал за необходимость создания нового профсоюза и принял решение о проведении II-го съезда шахтеров. Он сформировал организационный комитет II-го съезда, поручив ему подготовить проекты документов, необходимых для создания профессионального союза.
    I-й съезд шахтеров СССР принял заявление о том, что КПСС не представляет интересы рабочих. Так как рабочий, при руководстве страной КПСС, стал не хозяином страны, а остался в положении рабочей силы, а всякая попытка изменить этот статус – действия рабочих в соответствии с коммунистической идеологией, желающих быть коллективным хозяином – наталкивается на противодействие КПСС и администрации предприятий.
    11 июля 1990 года, по решению I-й съезда шахтеров СССР была проведена однодневная политическая забастовка и в основных угледобывающих регионах СССР – Кузбассе, Донбассе, Воркуте и Караганде партийные комитеты КПСС начались выводиться с предприятий.
    Второй съезд шахтеров СССР прошел 24-26 октября 1990 года в городе Донецке. На съезде присутствовало 814 делегатов. Съезд утвердил проект Генерального типового тарифного соглашения между шахтерами и Правительством СССР.
    Затем съезд был преобразован в Учредительный съезд профсоюза горняков и, после продолжительных дискуссий, был учрежден Независимый профсоюз горняков СССР – за его учреждение проголосовало 642 делегата.
    Так, вследствие июльских шахтерских забастовок 1989 года и развития рабочего движения, в октябре 1990 года в Советском Союзе произошли два исторических события:
    — Впервые в СССР, самими рабочими, был составлен проект тарифного соглашения, между наемными работниками и работодателем, и было выдвинуто требование заключения такого соглашения.
    Основная идея тарифного соглашения заключалась в отказе от сдельной оплаты труда. Труд шахтеров, в основном должен оплачиваться по затраченному ими рабочему времени (с выплатой фиксированной доли от прибыли предприятия), в соответствии с их квалификацией и по индексируемой тарифной ставке, определенной исходя из текущей стоимости потребительской корзины.
    Потребительская корзина должна соответствовать реальному прожиточному минимуму шахтера, позволяющему произвести затраты на: оплату расходов на питание и непродовольственные товары, оплату различных услуг и обязательных платежей, сборов (в том числе оплаты услуг ЖКХ) и иных расходов, необходимых для поддержания работника в общественно нормальном состоянии жизнедеятельности, и для содержания его семьи.
    Такой прожиточный минимум должен был, по мнению съезда, предоставить шахтеру возможность не терять значительной доли заработка, в случае невыполнения им нормативов и норм труда по причинам устранения горно-геологических нарушений, непланового ремонта техники, соблюдения техники безопасности или простоев, в том числе связанных с загазированием выработок.
    — Был учрежден Независимый профсоюз горняков (НПГ). Тем самым шахтеры СССР, в лице НПГ, фактически восстановили Всероссийский союз горнорабочих, ликвидированный большевиками в 30-е годы. В программных документах съезда отмечалось, что создан профсоюз горняков-рабочих, без участия администрации предприятий и отрасли, и что профсоюз отказывается выполнять функции, навязанные профсоюзам государством и администрацией предприятий.
    Таким образом, забастовка шахтеров, начавшаяся 11 июля 1989 г. положила начало новому периоду развития рабочего и профсоюзного движения и трудовых отношений в стране – фактически возрождению рабочего движения. В апреле 1991 г. сотни тысяч рабочих на предприятиях различных отраслей Белоруссии и Украины, многих промышленных центров России стали протестовать против резкого повышения цен. Рабочие, следуя примеру шахтеров, организовывали забастовочные комитеты, которые, впоследствии, становились основой, как для создания новых профсоюзов, так и реформирования традиционных профсоюзов.
    Независимый профсоюз горняков России (НПГ России) образован в 27 ноября 1991 года на базе организаций НПГ СССР, учрежденного на 2-м съезде шахтеров СССР, и забастовочных комитетов шахтеров — тогда на учредительном съезде, в г. Южно-Саахалинске, делегаты первичных организаций НПГ, действующие на территории России, проголосовали за учреждение НПГ России и утвердили Устав НПГ России.

    Шахтерское движение создало Независимый профсоюз горняков (НПГ) – как природный результат самоорганизации рабочих, которые осознали необходимость организованного выражения и защиты собственных интересов, необходимость организовываться не на принципах «приводных ремней от верхов к низам», а на принципах самостоятельности, самоорганизации, открытости и добровольности.
    Рабочие, вступившие в НПГ, стали придерживаться совершенно иных ценностей и принципов чем те, которые сложились в тоталитарном обществе, и к которым привыкло большинство населения – в бывшем Союзе большинство жило, да и сейчас в наших странах живет – думая одно, говоря второе, делая третье. Члены независимых профсоюзов горняков стараются – открыто говорить то, что думают и делать то, о чем говорят и думают.
    Многими исследователями отмечается, что в государствах, формирующихся из «советской цивилизации», новые ценности не органично вплетаются в существующие, а накладываются, как пласт, на устоявшиеся нормы и ценности, образуя новые социальные группы. Независимый профсоюз горняков, стал такой новой социальной группой. Ее участниками, в первую очередь, становятся свободомыслящие, инициативные и активные личности, коих всегда малое количество не только в шахтерской среде, но и во всем обществе в целом. Эта новая социальная группа пока не в состоянии внятно сформулировать ценности, ее объединяющие. Однако она уже способна выявить и более-менее ясно выразить экономические, социальные и профессиональные интересы большинства шахтеров. В ней уже десятки тысяч человек, ей удалось не только создать сотни первичных организаций, но и структурировать их, в ряде стран, на национальных уровнях. Это показывает ее потенциал.
    Будучи профсоюзом, по форме, по сути своей деятельности такая структура более разнообразна и разнопланова. В первую очередь она занимается распространением в рабочей среде понимания необходимости совместной солидарной борьбы за свои права. Через эту солидарную борьбу происходит формирование из рабочих полноценных граждан – осознающих свои права и желающих эти права реализовать.

    • ЭСП:

      А Васе и Диме то похрену!

    • Денис Баженов:

      Знаю, что похрену. Мне непонятно другое. Почему это похрену работягам. Совсем уже докатились шахтёры наши до неприличия. Позволяют такое неуважение к себе и к своему труду. Детей своих своим молчанием обрекают на рабское будущее. Без права и голоса.